Меню сайта

Павел Андреевич Федотов "Все холера виновата"

Павел Андреевич Федотов  "Все холера виновата"

Марина из города Москва сделала заказ в Галерее №30 на выполнение копии картины известного русского художника Федотова Павла Андреевича «Все холера виновата». Заказ для Марины выполнен маслом на холсте в размере 35 на 40 см.


Павел Андреевич Федотов – талантливый русский художник. За его остросюжетные жанровые сценки на картинах из жизни мелкопоместных дворян, мещан, его можно назвать родоначальником критического реализма в русской живописи.


Павел Андреевич был москвич. Он хорошо узнал быт московских жителей, когда наблюдал за соседними дворами и улицами. Все соседи на его московской улице жили одной семьей. Дети проводили целые дни во дворе и зимой и летом. Позже, уже зрелым мастером, Павел Андреевич скажет, что все изображенное на его картинах он когда-то наблюдал в Огородниках, где жил.


Творчество Павла Андреевича Федотова можно сравнить с творчеством великого писателя Николая Васильевича Гоголя. Как произведения Гоголя стали первой победой критического реализма в русской литературе, так творчество Павла Андреевича – это была первая победа критического реализма в живописи. Его картины были направлены на обличение бюрократов-чиновников, на разоблачение небокоптителей и мертвых душ. В картинах Федотова те же сатирические, иногда доведенные до гротеска образы. Будто писатель и художник смотрели на жизнь одними глазами.

Но разглядели это мастера живописи, академики и обыватели слишком поздно. Очень долгое время художник жил в чрезвычайной бедности. Русская жизнь, как она есть, во всей ее реальной откровенности, впервые появилась на картинах Федотова. Смотришь на «Сватовство майора» и вспоминаешь «Женитьбу» Гоголя. Эта картина принесла художнику, наконец, и материальное благосостояние, но было уже поздно. Художник был болен.

Кроме того, современники утверждали, что Федотов обладал и даром слова, был интересным собеседником. Литературный критик Александр Васильевич Дружинин писал: «Рассказы этого человека, видевшего на своем веку только Петербург и Москву, были живее, интереснее, неистощимее, чем рассказы многих людей, объехавших полсвета».